У нас вы можете скачать книгу чего хотят мужчины книга джефф мак читать в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Тому Сойеру она по душе. Уж не хочешь ли ты оказать, что для тебя это занятие — приятное? Кисть продолжала гулять по забору. А что же в нём такого неприятного? Разве мальчикам каждый день достаётся белить заборы? Дело представилось в новом свете. Бен перестал грызть яблоко. Том с упоением художника водил кистью взад и вперёд, отступал на несколько шагов, чтобы полюбоваться эффектом, там и сям добавлял штришок и снова критически осматривал сделанное, а Бен следил за каждым его движением, увлекаясь всё больше и больше.

Том задумался и, казалось, был готов согласиться, но в последнюю минуту передумал: Видишь ли, тётя Полли ужасно привередлива насчёт этого забора: Будь это та сторона, что во двор, другое дело, но тут она страшно строга — надо белить очень и очень старательно. Из тысячи… даже, пожалуй, из двух тысяч мальчиков найдётся только один, кто сумел бы выбелить его как следует. Вот никогда бы не подумал. Дай мне только попробовать… ну хоть немножечко. Будь я на твоём месте, я б тебе дал.

Просился и Сид — не пустила. Теперь ты понимаешь, как мне трудно доверить эту работу тебе? Если ты начнёшь белить, да вдруг что-нибудь выйдет не так… — Вздор! Я буду стараться не хуже тебя. Мне бы только попробовать! Впрочем, нет, Бен, лучше не надо… боюсь я… — Я дам тебе всё яблоко — всё, что осталось. Том вручил ему кисть с видимой неохотой, но с тайным восторгом в душе.

В простаках недостатка не было: К тому времени, как Бен выбился из сил, Том уже продал вторую очередь Билли Фишеру за совсем нового бумажного змея; а когда и Фишер устал, его сменил Джонни Миллер, внеся в виде платы дохлую крысу на длинной верёвочке, чтобы удобнее было эту крысу вертеть, — и так далее, и так далее, час за часом.

К полудню Том из жалкого бедняка, каким он был утром, превратился в богача, буквально утопающего в роскоши. Том приятно и весело провёл время в большой компании, ничего не делая, а на заборе оказалось целых три слоя извёстки! Если бы извёстка не кончилась, он разорил бы всех мальчиков этого города. Том оказал себе, что, в сущности, жизнь не так уж пуста и ничтожна. Сам того не ведая, он открыл великий закон, управляющий поступками людей, а именно: Если бы он был таким же великим мудрецом, как и автор этой книги, он понял бы, что Работа есть то, что мы обязаны делать, а Игра есть то, что мы не обязаны делать.

И это помогло бы ему уразуметь, почему изготовлять бумажные цветы или, например, вертеть мельницу — работа, а сбивать кегли и восходить на Монблан —удовольствие. В Англии есть богачи-джентльмены, которые в летние дни управляют четвёркой, везущей омнибус за двадцать — тридцать миль, только потому, что это благородное занятие стоит им значительных денег; но, если бы им предложили жалованье за тот же нелёгкий труд, развлечение стало бы работой, и они сейчас же отказались бы от неё.

Некоторое время Том не двигался с места; он размышлял над той существенной переменой, какая произошла в его жизни, а потом направил свои стопы в главный штаб — рапортовать об окончании работы. Том предстал перед тётей Полли, сидевшей у открытого окошка в уютной задней комнате, которая была одновременно и спальней, и гостиной, и столовой, и кабинетом.

Благодатный летний воздух, безмятежная тишина, запах цветов и убаюкивающее жужжание пчёл произвели на неё своё действие: Для безопасности очки были подняты вверх и покоились на её сединах. Она была твёрдо уверена, что Том, конечно, уже давно убежал, и теперь удивилась, как это у него хватает храбрости являться к ней за суровой расправой.

Том вошёл и опросил: Сколько же ты сделал? Я этого не выношу. Тётя Полли не поверила. Она пошла посмотреть своими глазами. Она была бы рада, если бы слова Тома оказались правдой хотя бы на двадцать процентов. Когда же она убедилась, что весь забор выбелен, и не только выбелен, но и покрыт несколькими густыми слоями извёстки и даже по земле вдоль забора проведена белая полоса, её изумлению не было границ.

Это тоже надо сказать. И смотри не забудь воротиться домой. Не то у меня расправа короткая! Тётя Полли была в таком восхищении от его великого подвига, что повела его в чулан, выбрала и вручила ему лучшее яблоко, сопровождая подарок небольшой назидательной проповедью о том, что всякий предмет, доставшийся нам ценой благородного, честного труда, кажется нам слаще и милее.

Как раз в ту минуту, когда она заканчивала речь подходящим текстом из евангелия, Тому удалось стянуть пряник. Он выскочил во двор и увидел Сида. Сид только что стал подниматься по лестнице. Лестница была снаружи дома и вела в задние комнаты второго этажа.

Под рукой у Тома оказались очень удобные комья земли, и в одно мгновение воздух наполнился ими. Они бешеным градом осыпали Сида. Прежде чем тётя Полли пришла в себя и подоспела на выручку, шесть или семь комьев уже попали в цель, а Том перемахнул через забор и скрылся. Существовала, конечно, калитка, но у Тома обычно не было времени добежать до неё. Теперь, когда он рассчитался с предателем Сидом, указавшим тёте Полли на чёрную нитку, в душе у него воцарился покой.

Том обогнул улицу и юркнул в пыльный закоулок, проходивший у задней стены тёткиного коровника. Скоро он очутился вне всякой опасности. Тут ему нечего было бояться, что его поймают и накажут. Он направился к городской площади, к тому месту, где, по предварительному уговору, уже сошлись для сражения две армии.

Одной из них командовал Том, другой — его закадычный приятель Джо Гарпер. Оба великих военачальника не снисходили до того, чтобы лично сражаться друг с другом, — это больше пристало мелкоте; они руководили сражением, стоя рядом на горке и отдавая приказы через своих адъютантов. После долгого и жестокого боя армия Тома одержала победу.

Оба войска сосчитали убитых, обменялись пленными, договорились о том, из-за чего произойдёт у них новая война, и назначили день следующей решающей битвы. Затем обе армии выстроились в шеренгу и церемониальным маршем покинули поле сражения, а Том направился домой один. Проходя мимо дома, где жил Джефф Тэчер, он увидел в саду какую-то новую девочку — прелестное голубоглазое создание с золотистыми волосами, заплетёнными в две длинные косички, в белом летнем платьице и вышитых панталончиках.

Герой, только что увенчанный славой, был сражён без единого выстрела. Некая Эмми Лоренс тотчас же исчезла из его сердца, не оставив там даже следа.

А он-то воображал, что любит Эмми Лоренс без памяти, обожает её! Оказывается, это было лишь мимолётное увлечение, не больше. Несколько месяцев он добивался её любви. Всего неделю назад она призналась, что любит его.

В течение этих семи кратких дней он с гордостью считал себя счастливейшим мальчиком в мире, и вот в одно мгновенье она ушла из его сердца, как случайная гостья, приходившая на минуту с визитом. С набожным восторгом взирал он украдкой на этого нового ангела, пока не убедился, что ангел заметил его.

Несколько времени проделывал он все эти затейливо-вздорные фокусы. Вдруг посреди какого-то опасного акробатического трюка глянул в ту сторону и увидел, что девочка повернулась к нему спиной и направляется к дому.

Том подошёл ближе и уныло облокотился на забор; ему так хотелось, чтобы она побыла в саду ещё немного… Она действительно чуть-чуть задержалась на ступеньках, но затем шагнула прямо к двери. Том тяжело вздохнул, когда её нога коснулась порога, и вдруг всё его лицо просияло: Том обежал вокруг цветка, а затем в двух шагах от него приставил ладонь к глазам и начал пристально вглядываться в дальний конец улицы, будто там происходит что-то интересное.

Потом поднял с земли соломинку и поставил её себе на нос, стараясь, чтобы она сохранила равновесие, для чего закинул голову далеко назад. Балансируя, он всё ближе и ближе подходил к цветку; наконец наступил на него босою ногою, захватил его гибкими пальцами, поскакал на одной ноге и скоро скрылся за углом, унося с собой своё сокровище.

Но скрылся он всего лишь на минуту, пока расстёгивал куртку и прятал цветок на груди, поближе к сердцу или, быть может, к желудку, так как был не особенно силён в анатомии и не слишком разбирался в подобных вещах. Затем он вернулся и до самого вечера околачивался у забора, по-прежнему выделывая разные штуки. Девочка не показывалась; но Том тешил себя надеждой, что она стоит где-нибудь у окошка и видит, как он усердствует ради неё.

В конце концов он неохотно поплёлся домой, и его бедная голова была полна фантастических грёз. За ужином он всё время был так возбуждён, что его тётка дивилась: Получив хороший нагоняй за то, что кидал в Сида комками земли, Том, по-видимому, не огорчился нисколько.

Он попробовал было стянуть кусок сахару из-под носа у тётки и получил за это по рукам, но опять-таки не обиделся и только сказал: Если за тобой не следить, ты не вылезал бы из сахарницы. Но вот тётка ушла на кухню, и Сид, счастливый своей безнаказанностью, тотчас же потянулся к сахарнице, как бы издеваясь над Томом. Это было прямо нестерпимо! Но сахарница выскользнула у Сида из пальцев, упала на пол и разбилась.

Том был в восторге, в таком восторге, что удержал свой язык и даже не вскрикнул от радости. Он решил не говорить ни слова, даже когда войдёт тётка, а сидеть тихо и смирно, пока она не опросит, кто это сделал. Вот тогда он расскажет всё, — и весело ему будет глядеть, как она расправится со своим примерным любимчиком. Что может быть приятнее этого! Он был так переполнен злорадством, что едва мог хранить молчание, когда воротилась тётка и встала над осколками сахарницы, меча молнии гнева поверх очков.

Властная рука занеслась над ним снова, чтобы снова ударить его, когда он со слезами воскликнул: За что же вы бьёте меня? Ведь разбил её Сид! Тётя Полли остановилась в смущении. Том ждал, что она сейчас пожалеет его и тем загладит свою вину перед ним. Но едва к ней вернулся дар слова, она только и оказала ему: Ну, всё-таки, по-моему, тебе досталось недаром. Уж наверно, ты выкинул какую-нибудь новую штуку, пока меня не было в комнате. Тут её упрекнула совесть.

Ей очень захотелось сказать мальчугану что-нибудь задушевное, ласковое, но она побоялась, что, если она станет нежничать с ним, он, пожалуй, подумает, будто она признала себя виноватой, а этого не допускала дисциплина.

Так что она не сказала ни слова и с тяжёлым сердцем занялась обычной работой. Том дулся в углу и растравлял свои раны. Он знал, что в душе она стоит перед ним на коленях, и это сознание доставляло ему мрачную радость.

Он решил не замечать заискиваний с её стороны и не показывать ей, что он видит её душевные муки. Он знал, что время от времени она обращает на него горестный взгляд и что в глазах её слёзы, но не желал обращать на это никакого внимания. Он представлял себе, как он лежит больной, умирающий, а тётка наклонилась над ним и заклинает его, чтобы он оказал ей хоть слово прощения; но он поворачивается лицом к стене и умирает, не сказав этого слова.

Каково-то ей будет тогда? Он представлял себе, как его приносят домой мёртвым: Как она бросится на его мёртвое тело, и её слёзы польются дождём, и её губы будут молить господа бога, чтобы он вернул ей её мальчика, которого она никогда, никогда не станет наказывать зря!

Но он по-прежнему будет лежать бледный, холодный, без признаков жизни — несчастный маленький страдалец, муки которого прекратились навек! Он так расстроил себя этими скорбными бреднями, что слёзы буквально душили его, ему приходилось глотать их. Всё туманилось перед ним из-за слёз. Всякий раз, когда ему приходилось мигнуть, в его глазах скоплялось столько влаги, что она изобильно текла у него по лицу и капала с кончика носа.

И ему было так приятно услаждать свою душу печалью, что он не мог допустить, чтобы в неё вторгались какие-нибудь житейские радости. Всякое наслаждение только раздражало его — такой святой казалась ему его скорбь.

Поэтому, когда в комнату влетела, приплясывая, его двоюродная сестра Мери, счастливая, что наконец воротилась домой после долгой отлучки, длившейся целую вечность — то есть неделю, — он, мрачный и пасмурный, встал и вышел из одной двери, в то время как песни и солнце входили вместе с Мери в другую.

Он бродил вдали от тех мест, где обычно собирались мальчишки. Его манили уединённые уголки, такие же печальные, как его сердце. Бревенчатый плот на реке показался ему привлекательным; он сел на самый край, созерцая унылую водную ширь и мечтая о том, как хорошо было бы утонуть в одно мгновенье, даже не почувствовав этого и не подвергая себя никаким неудобствам.

Потом он вспомнил о своём цветке, достал его из-под куртки — уже увядший и смятый, — и это ещё более усилило его сладкую скорбь. Он стал спрашивать себя, пожалела бы его она, если бы знала, какая тяжесть у него на душе?

Заплакала бы она и захотела бы обвить его шею руками и утешить его? Или она отвернулась бы от него равнодушно, как теперь отвернулся от него пустой и холодный свет? Мысль об этом наполнила его такой приятной тоской, что он стал перетряхивать её на все лады, покуда она не истрепалась до нитки.

Наконец он встал со вздохом и ушёл в темноту. В половине десятого — или в десять часов — он очутился на безлюдной улице, где жила Обожаемая Незнакомка; он приостановился на миг и прислушался — ни звука. В окне второго этажа тусклая свеча озаряла занавеску… Не эта ли комната осчастливлена светлым присутствием его Незнакомки? Он перелез через изгородь, тихонько пробрался сквозь кусты и встал под самым окном. Долго он смотрел на это окно с умилением, потом лёг на спину, сложив на груди руки и держа в них свой бедный, увядший цветок.

Вот так он хотел бы умереть — брошенный в этот мир равнодушных сердец: Таким она увидит его завтра, когда выглянет из этого окна, любуясь весёлым рассветом, — и неужели из её глаз не упадёт ни единой слезинки на его безжизненное, бедное тело, неужели из её груди не вырвется ни единого слабого вздоха при виде этой юной блистательной жизни, так грубо растоптанной, так рано подкошенной смертью?

Визгливый голос служанки осквернил священное безмолвие ночи, и целый поток воды скатил останки распростёртого мученика! Фыркая и встряхиваясь, ошеломлённый герой вскочил на ноги. Вскоре в воздухе подобно снаряду просвистел некий летящий предмет, послышалось негромкое ругательство, раздался звон разбитого стекла, и небольшая, еле заметная тень перелетела через забор и скрылась во мраке. Когда Том, уже раздевшись, обозревал свою промокшую одежду при свете сального огарка, проснулся Сид.

Быть может, и было у него смутное желание высказать несколько замечаний по поводу недавних обид, но он сразу передумал и лежал очень тихо, так как в глазах Тома он заметил угрозу. Том улёгся, не утруждая себя вечерней молитвой, и Сид про себя отметил это упущение. Солнце встало над безмятежной землёй и своим ярким сиянием благословляло мирный городок. После завтрака тётя Полли совершила обычное семейное богослужение; оно начиналось молитвой, воздвигнутой на прочном фундаменте библейских цитат, которые она кое-как скрепила жидким цементом своих собственных домыслов.

С этой вершины, как с вершины Синая, ею была возвещена суровая заповедь закона Моисеева. Затем Том препоясал, так сказать, свои чресла и принялся набивать себе голову стихами из библии. Сид уже давным-давно приготовил урок. Том напрягал все свои душевные силы, чтобы удержать в памяти полдесятка стихов. Он нарочно выбрал отрывок из нагорной проповеди, потому что там были самые короткие строки, какие он нашёл во всём евангелии.

К концу получаса он получил только смутное представление о своём уроке, не больше, потому что в это время его ум бороздил все поля человеческой мысли, а руки находились в непрестанном движении, рассеянно блуждая там и сям.

Мери взяла у него книгу и стала спрашивать урок, а он старался ощупью найти свою дорогу в тумане. Отчего ты не подскажешь мне, Мери? Отчего ты такая бессовестная! Несчастный ты, тупоголовый мальчишка! Я и не думаю дразнить тебя! Просто тебе надо пойти и выучить всё как следует. Не теряй терпения, Том, в конце концов дело наладится, и, если ты выучишь этот урок, я подарю тебе одну очень, очень хорошую вещь.

Будь умник, ступай, займись. Скажи, что это будет такое? Если я сказала хорошую вещь — значит, хорошую. Действительно, он принялся очень усердно зубрить; под двойным напором любопытства и ожидаемой выгоды урок был блистательно выучен. За это Мери подарила ему новенький нож фирмы Барлоу, стоимостью в двенадцать с половиною центов, и судорога восторга, которую Том испытал, потрясла всю его душу.

Откуда мальчишки Запада взяли, что у кого-нибудь будет охота подделывать такие дрянные ножи и что от подделки они станут ещё хуже, это великая тайна, которая, можно думать, останется вовеки неразгаданной.

Всё же Тому удалось изрезать этим ножом весь буфет, и он уже собирался было приняться за комод, да его позвали одеваться, так как пора было идти в воскресную школу. Мери дала ему жестяной таз, полный воды, и кусок мыла; он вышел за дверь, поставил таз на скамеечку, затем обмакнул мыло в воду и положил его на прежнее место; затем засучил рукава, осторожно вылил воду на землю, вошёл в кухню и принялся что есть силы тереть себе лицо полотенцем, висевшим за дверью. Но Мери отняла у него полотенце.

Ведь от воды тебе не будет вреда. Том был немного сконфужен. Снова таз наполнили водой. На этот раз Том некоторое время стоял над ним, набираясь храбрости, наконец глубоко вдохнул в себя воздух и стал умываться. Когда он вторично вошёл в кухню с закрытыми глазами, ощупью отыскивая полотенце, вода и мыльная пена, стекавшие у него с лица, не позволяли сомневаться в его добросовестности.

И всё же, когда он вынырнул из-под полотенца, результаты оказались не слишком блестящие, так как чистое пространство, славно маска, занимало только часть его лица, ото лба до подбородка; выше и ниже этих границ тянулась обширная, не орошённая водой территория, вверху поднимавшаяся на лоб, а внизу ложившаяся тёмной полосой вокруг шеи. Мери энергично взялась за него, и после этого он стал человеком, ничем не отличавшимся от других бледнолицых: Он тотчас же стал тайком распрямлять свои локоны, и это стоило ему немалых трудов; он крепко прижимал их к голове, так как был уверен, что локоны делают его похожим на девчонку; они составляли несчастье всей его жизни.

Затем Мери достала для Тома костюм, вот уже два года надевавшийся им только в воскресные дни. Когда он оделся, Мери оправила его, застегнула куртку на все пуговицы, отвернула на плечи широкий воротник рубашки, почистила щёткой его платье и наконец увенчала его пёстрой соломенной шляпой. Теперь у него стал приличный и в то же время страдальческий вид. Он действительно тяжко страдал: Он надеялся, что Мери забудет о его башмаках, но надежда оказалась обманчивой: Мери тщательно намазала их, как было принято, салом и принесла ему.

Тут он потерял терпение и начал роптать, почему его всегда заставляют делать то, что он не хочет. Но Мери ласково попросила его: И он, ворча, натянул башмаки. Мери оделась быстро, и все трое отправились в воскресную школу, которую Том ненавидел всем сердцем, а Сид и Мери любили.

Занятия в воскресной школе длились от девяти до половины одиннадцатого; затем начиналась церковная служба. Мери и Сид всегда добровольно оставались послушать проповедь священника, Том также оставался, — но цели у него были более серьёзные.

На церковных скамьях могло разместиться около трёхсот человек; скамьи были с высокими спинками без подушек, здание маленькое, неказистое, и на крыше торчало нечто вроде узкого ящика из сосновых досок — колокольня. В дверях Том отстал от своих и обратился к одному из приятелей, тоже одетому в воскресный костюм: Вещи были в полном порядке; имущество перешло из рук в руки.

Затем Том променял два белых шарика на три красных билетика и ещё отдал несколько безделушек — за пару синих. Он подстерегал входящих мальчиков и скупал у них билетики разных цветов. Это продолжалось десять — пятнадцать минут. Затем он вошёл в церковь вместе с гурьбой опрятно одетых и шумных детей, уселся на своё место и тотчас же затеял ссору с первым попавшимся мальчиком.

Вмешался учитель, серьёзный, пожилой человек; но едва только учитель отвернулся, Том дёрнул за волосы сидевшего на скамье впереди и, прежде чем тот успел оглянуться, уткнул нос в книгу. Впрочем, и весь класс был, как на подбор, озорной, беспокойный, шумливый. Когда мальчишки стали отвечать урок, оказалось, что никто не знает стихов как следует, и учителю приходилось всё время подсказывать.

Но, как бы там ни было, они с грехом пополам добрались до конца урока, и каждый получил свою награду — маленький синий билетик с текстом из библии: Десять синих билетиков равнялись одному красному и могли быть обменены на него; десять красных равнялись одному жёлтому; а за десять жёлтых директор школы выдавал ученику библию в очень простом переплёте.

Стоила эта библия при тогдашней дешевизне всего сорок центов. У многих ли из моих читателей хватило бы сил и терпения заучить наизусть две тысячи стихов, хотя бы в награду им была обещана роскошная библия с рисунками Доре?

А вот Мери заработала таким манером две библии — ценой двухлетнего неустанного труда. А один мальчуган из немецкой семьи даже четыре или пять. Из прочих учеников только старшие берегли свои билетики и предавались унылой зубрёжке в течение долгого времени, чтобы заработать библию, — так что выдача этого приза была редким и достопримечательным событием. Ученик, получивший библию, делался в этот день знаменитостью. Мудрено ли, что сердца других школьников, по крайней мере на две недели, загорались желанием идти по его стопам!

Возможно, что умственный желудок Тома никогда и не стремился к такой пище, но нельзя сомневаться, что всё его существо давно уже жаждало славы и блеска, связанных с получением библии. Ровно в назначенный час директор появился на кафедре. В руке у него был закрытый молитвенник. Его указательный палец был вложен между страницами книга. Директор потребовал, чтобы его слова были выслушаны с сугубым вниманием. Когда директор воскресной школы произносит свою обычную краткую речь, молитвенник у него в руке так же неизбежен, как ноты в руке певца, который стоит на концертной эстраде и поёт своё соло, — но для чего это нужно, нельзя догадаться, ибо ни в молитвенник, ни в ноты ни один из этих мучеников никогда не заглядывает.

Директор был плюгавый человечек лет тридцати пяти, стриженый, рыжий, с козлиной бородкой; верхние края его туго накрахмаленного стоячего воротничка доходили ему чуть не до ушей, а острые концы загибались вперёд наравне с углами его рта, изображая собою забор, вынуждавший его смотреть только прямо или поворачиваться всем своим туловищем, когда нужно было глянуть куда-нибудь вбок. Опорой его подбородку служил широчайший галстук, никак не меньше банкового билета, окаймлённый по краям бахромой; носки его сапог были по тогдашней моде круто загнуты кверху, словно полозья саней, — эффект, которого молодые люди в то время достигали упорным трудом и терпением, сидя по целым часам у стены и прижимая к ней носки своей обуви.

Лицо у мистера Уолтерса было глубоко серьёзное, сердце было чистое, искреннее: Свою речь он начал такими словами: Так и должны вести себя все благонравные дети. Я замечаю, что одна маленькая девочка смотрит в окно; боюсь, что ей чудится, будто я сижу там, на ветке, и говорю свою речь каким-нибудь пташкам. Я хочу сказать вам, как отрадно мне видеть перед собою столько весёлых и чистеньких личиков, собранных в этих священных стенах, дабы поучиться добру. И так далее, и тому подобное.

Приводить остальное нет надобности. Вся речь директора была составлена по готовому образцу, который никогда не меняется, — следовательно, она известна всем нам. Последнюю треть этой речи подчас омрачали бои, возобновлявшиеся между озорными мальчишками.

Было немало и других развлечений. Дети ёрзали, шушукались, и их разнузданность порою дохлёстывала даже до подножия таких одиноких, непоколебимых утёсов, как Мери и Сид. Но все разговоры умолкли, как только голос директора стал понижаться, и конец его речи был встречен взрывом немой благодарности.

В значительной мере шушукание было вызвано одним обстоятельством, более или менее редкостным, — появлением гостей: Вслед за ними появились джентльмен средних лет, очень внушительный, с седеющей шевелюрой, и величавая дама — несомненно, его жена. Дама вела за руку девочку, Тому всё время не сиделось на месте, он был раздражён и взволнован. Кроме того, его мучили угрызения совести: Но когда он увидел вошедшую девочку, его душа исполнилась блаженства.

К его восторгу примешивалась одна неприятность: Потоки блаженства, которое испытывал Том, смывали её, не оставляя следа.

Гостей усадили на самом почётном месте, и как только мистер Уолтерс окончил свою речь, он представил посетителей школьникам. Мужчина средних лет оказался весьма важной особой — не более, не менее, как окружным судьёй. Такого важного сановника дети ещё никогда не видали; глядя на него, они спрашивали себя с любопытством, из какого материала он сделан, и не то жаждали услышать, как он рычит, не то боялись, как бы он не зарычал. Он прибыл из Константинополя, лежавшего в двенадцати милях отсюда; следовательно, путешествовал и видел свет; он собственными глазами видел здание окружного суда, на котором, как говорят, цинковая крыша.

О благоговении, вызываемом подобными мыслями, свидетельствовала тишина во всём классе и целая вереница внимательных глаз. То был великий судья Тэчер, родной брат адвоката, проживавшего здесь, в городке.

Джефф Тэчер, школьник, тотчас же вышел вперёд — чтобы, на зависть всей школе, показать, как близко он знаком с великим человеком. Если бы он мог слышать перешёптыванья своих товарищей, они были бы для него сладчайшей музыкой. Никак, он хочет пожать ему руку?.. Тебе небось хотелось бы быть на месте Джеффа?

Почти всем учителям обоего пола вдруг понадобилось что-то в книжном шкафу, который стоял на виду — рядом с кафедрой. Они то и дело подбегали к нему с очень озабоченным видом.

Одного только не хватало мистеру Уолтерсу для полного блаженства: Но хотя кое-кто из учащихся и скопил несколько жёлтых билетиков, этого было мало: Ах, он отдал бы весь мир, чтобы снова вернуть рассудок мальчугану из немецкой семьи! И вот в ту минуту, когда его надежда угасла, выступает вперёд Том Сойер и предъявляет целую кучу билетиков: Это был удар грома среди ясного неба.

Мистер Уолтерс давно уже махнул рукою на Сойера и был уварен, что не видать ему библии в ближайшие десять лет. Но против фактов идти невозможно: Тома возвели на помост, где восседали судья и другие избранники, и само начальство возвестило великую сказки.

Это было нечто поразительное. За последние десять лет школа не видывала такого сюрприза; потрясение, вызванное им, было так глубоко, что новый герой как бы сразу поднялся на одну высоту со знаменитым судьёю, и школа созерцала теперь два чуда вместо одного.

Все мальчики сгорали от зависти, и больше всего мучились те, которые лишь теперь уразумели, что они сами помогли Тому добиться такого ужасного успеха, продав ему столько билетиков за те сокровища, которые он приобрёл во время побелки забора. Они презирали себя за то, что их так легко одурачил этот коварный пройдоха, этот змей-обольститель. Директор вручил Тому библию со всей торжественностью, на какую был способен в ту минуту, но его речь была не слишком горяча — смутное чувство подсказывало бедняге, что здесь кроется какая-то тёмная тайна: Эмми Лоренс сияла от счастья и гордости.

Она принимала все меры, чтобы Том заметил её радость, но он не смотрел на неё. Это показалось ей странным; потом она немного встревожилась; потом в её душу вошло подозрение — вошло и ушло и вошло опять; она стала присматриваться — беглый взгляд сказал ей очень много, и сердце её разбилось, она ревновала, сердилась, плакала и ненавидела весь свет.

И больше всех Тома… да, Тома она была уверена в этом. Тома представили судье, но несчастный едва смел дышать, язык его прилип к гортани, и сердце его трепетало — частью от страха перед грозным величием этого человека, но главным образом потому, что это был её отец. Том готов был пасть перед ним на колени и поклониться ему, — если бы тут было темно.

Судья положил Тому руку на голову, назвал его славным мальчиком и спросил, как его зовут. Том запнулся, разинул рот и наконец произнёс: Я знал, что твоё имя, пожалуй, немного длиннее. Но всё же у тебя, конечно, есть и фамилия; ты мне её скажешь, не правда ли? Надо уметь держать себя в обществе. Две тысячи стихов — это много, очень, очень много! И ты никогда не пожалеешь, что взял на себя труд выучить их, ибо знание важнее всего на свете.

Оно-то и делает человека великим и благородным. Ты сам когда-нибудь, Томас, будешь великим и благородным человеком; и тогда ты оглянешься на пройденный путь и скажешь: Вот что ты скажешь, Томас, — и ты, конечно, никаких денег не взял бы за эти две тысячи библейских стихов. А теперь не согласишься ли ты сказать мне и вот этой даме что-нибудь из выученного тобой, — я знаю, ты не откажешься, потому что мы гордимся детьми, которые любят учиться.

Ты, конечно, знаешь имена всех двенадцати апостолов?.. Не скажешь ли ты нам, как звали двух первых? Том дёргал себя за пуговицу и тупо смотрел на судью.

Потом вспыхнул, опустил глаза. У мистера Уолтерса упало сердце. Том переминался с ноги на ногу. Опустим завесу жалости над концом этой сцены. Около половины одиннадцатого зазвонил надтреснутый колокол маленькой церкви, и прихожане стали собираться к утренней проповеди. Ученики воскресной школы разбрелись в разные стороны по церковному зданию, усаживаясь на те же скамьи, где сидели их родители, чтобы всё время быть под надзором старших.

Вот пришла тётя Полли; Том, Сид и Мери уселись возле неё, причём Тома посадили поближе к проходу, подальше от раскрытого окна, чтобы он не развлекался соблазнительными летними зрелищами. Молящиеся мало-помалу заполнили все пределы. Вот старый бедняк почтмейстер, видавший некогда лучшие дни; вот мэр и его супруга, — ибо в числе прочих ненужностей в городке был и мэр; вот мировой судья; вот вдова Дуглас, красивая, нарядная женщина лет сорока, добрая, богатая, щедрая: Вот скрюченный и досточтимый майор Уорд и его супруга.

Вот адвокат Риверсон, новая знаменитость, приехавшая в эти места издалека; вот местная красавица, а за нею целый полк очаровательных дев, разодетых в батисты и ленты; вот юные клерки; все, сколько их есть в городке, стоят в притворе полукруглой стеной — напомаженные обожатели прекрасного пола, — стоят и, идиотски улыбаясь, сосут свои трости, покуда не пропустят сквозь строй всех девиц до последней.

Наконец после всех пришёл Вилли Меферсон, Примерный Ребёнок, так заботливо охранявший свою маменьку, будто та была хрустальная. Он всегда сопровождал её в церковь, и все пожилые дамы говорили о нём с восхищением. Каждое воскресенье у него из заднего кармана, будто случайно, торчал кончик белого носового платка так было и теперь.

У Тома носового платка никогда не водилось, и мальчиков, обладавших платками, он считал презренными франтами. Когда вся церковь наполнилась народом, колокол зазвонил ещё раз, чтобы предупредить запоздавших, и затем на церковь снизошла торжественная тишина, прерываемая только хихиканьем и шушуканьем певчих на хорах.

Певчие всегда хихикают и шушукаются во время церковной службы. В одной церкви я видел певчих, которые вели себя более пристойно, но где это было, не помню. С тех пор прошло много лет, и я позабыл все подробности; кажется, это было где-то на чужой стороне.

Священник назвал гимн, который предстояло прочесть, и стал читать его — с завыванием, излюбленным в здешних краях. Начинал он на средних нотах и, постепенно карабкался вверх, взбирался на большую высоту, делал сильное ударение на верхнем слове и затем вдруг летел вниз головой, словно в воду с трамплина.

Священника считали превосходным чтецом. На церковных собраниях его все просили декламировать стихи, и, когда он кончал декламацию, дамы воздевали руки к небу и тотчас же беспомощно роняли их на колени, закатывали глаза и трясли головами, как бы желая сказать: После того как гимн был спет, достопочтенный мистер Спрэг превратился в местный листок объявлений и стал подробно сообщать о предстоящих религиозных беседах, собраниях и прочих вещах, пока прихожанам не стало казаться, что этот длиннейший перечень дотянется до Страшного суда, — дикий обычай, который и поныне сохранился в Америке, даже в больших городах, несмотря на то, что в стране издаётся уйма всевозможных газет.

Подобные вещи случаются часто: Потом священник приступил к молитве. То была хорошая молитва, великодушная, щедрая, не брезгавшая никакими мелочами; никого не позабыла она: Послышалось шуршание юбок — прихожане, стоявшие во время молитвы, снова уселись на скамьи. Мальчик, биография которого излагается на этих страницах, не слишком наслаждался молитвой — он лишь терпел её как неизбежную скуку, насколько у него хватало сил. Ему не сиделось на месте: Но стоило священнику прибавить к своей обычной молитве хоть слово, как ухо Тома тотчас замечало прибавку, и вся его душа возмущалась; он считал удлинение молитвы бесчестным поступком, мошенничеством.

Во время богослужения на спинку передней скамьи села муха. Эта муха положительно истерзала его: Да и в самом деле ей ничто не угрожало, потому что, хотя у Тома чесались руки сцапать муху, он не решался на это во время молитвы, так как был уверен, что он погубит свою душу на веки веков. Но тётка заметила этот манёвр и заставила выпустить муху. Священник произнёс цитату из библии и монотонным гудящим голосом начал проповедь, до того скучную, что вскоре многие уже клевали носами, несмотря на то что речь шла и о вечном огне, и о кипящей сере, а число избранных, которым уготовано было вечное блаженство, сводилось к столь маленькой цифре, что такую горсточку праведников, пожалуй, и не стоило спасать.

Том сосчитал страницы проповеди: Впрочем, на этот раз кое-что заинтересовало его. Священник изобразил величественную потрясающую картину: Пафос и мораль этого зрелища нисколько не тронули Тома; его поразила только та важная роль, которая выпадет на долю ребёнка перед лицом народов всей земли; глаза у него засияли, и он сказал себе, что и сам не прочь быть этим ребёнком, если, конечно, лев ручной. Но тут опять пошли сухие рассуждения, и муки Тома возобновились. Вдруг он вспомнил, какое у него в кармане сокровище, и поспешил достать его оттуда.

Жук был спрятан в коробочку из-под пистонов. Когда Там открыл коробочку, жук первым долгом влился ему в палец. Понятное дело, жук был отброшен прочь и очутился в проходе между церковными скамьями, а укушенный палец Том тотчас же сунул в рот.

Жук упал на спину и беспомощно барахтался, не умея перевернуться. Том смотрел на него и жаждал схватить его снова, но жук был далеко. Зато теперь он послужил развлечением для многих других, не интересовавшихся проповедью. Тут в церковь забрёл пудель, тоскующий, томный, разомлевший от летней жары; ему надоело сидеть взаперти, он жаждал новых впечатлений. Чуть только он увидел жука, его уныло опущенный хвост тотчас поднялся и завилял. Пудель осмотрел свою добычу, обошёл вокруг неё, обнюхал с опаской издали; обошёл ещё раз; потом стал смелее, приблизился и ещё раз нюхнул, потам оскалил зубы, хотел схватить жука — и промахнулся; повторил попытку ещё и ещё; видимо, это развлечение полюбилось ему; он лёг на живот, так что жук очутился у него между передними лапами, и продолжал свои опыты.

Потом ему это надоело, потом он стал равнодушным, рассеянным, начал клевать носом; мало-помалу голова его поникла на грудь, и нижняя челюсть коснулась врага, который вцепился в неё. Пудель отчаянно взвизгнул, мотнул головой, жук отлетел в сторону на два шага и опять упал на спину. Origins или Dragon Age: Дополнение также не содержит русской локализации.

Это последнее дополнение для игры Dragon Age: В году Bioware выпустила крупное дополнение к Dragon Age: События в нем происходят через несколько месяцев после событий оригинальной игры. Действие игры происходит на территории эрлинга Амарантайн, части Ферелдена, недоступной в оригинальной игре. Музыку к игре написал израильский композитор Инон Зур [12]. Игра была очень хорошо воспринята критиками, и версия для ПК получила оценки не ниже 9. По мнению сайта GameSpot Dragon Age: Российский портал Absolute Games дал игре оценку 92 из [17].

Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии , проверенной 10 февраля ; проверки требуют 8 правок. Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей. У этого термина существуют и другие значения, см.

В другом языковом разделе есть более полная статья Dragon Age: Вы можете помочь проекту, расширив текущую статью с помощью перевода. Дополнение к Dragon Age — официальный анонс. Проверено 8 января Архивировано 19 февраля года. Проверено 21 ноября Проверено 27 февраля Архивировано 9 марта года. Проверено 13 ноября Рецензия на Dragon Age: Проверено 14 ноября Проверено 3 ноября Проверено 16 октября Проверено 4 ноября Проверено 7 июля Проверено 20 марта Для улучшения этой статьи желательно: Исправить статью согласно стилистическим правилам Википедии.

Найти и оформить в виде сносок ссылки на независимые авторитетные источники , подтверждающие написанное. Dawn of the Seeker. Shadows of Amn Throne of Bhaal. Статьи к переработке Википедия: Статьи с переопределением значения из Викиданных ПРО: Запросы на перевод с английского Википедия: Стилистически некорректные статьи Википедия: Статьи без ссылок на источники Википедия: Статьи без источников тип: Статьи без изображений тип: Пространства имён Статья Обсуждение.

Я тоже руковожу редакцией на своей работе. В жизни были отличные цели — здоровье, воспитание ребенка, помощь близким, были общие интересы этнография, кино, путешествия. Сексуальные отношения поддерживались тогда когда мы оба этого хотели. Муж всегда был лучшим другом, опорой и советчиком.

У нас много всяких совместных знаков узнавания было — от подаренных друг другу вещей в разное время до кодовых слов и ласкающих прозвищ. Год назад любимый муж начал меняться. Между нами словно выросла стена.

Мы всегда много писали друг другу — так легче было разговаривать, выяснять какие-то вещи. По графику у нас долгий период кризиса среднего возраста. Я не знаю будет он или нет, но нужно быть готовыми. И вот я вчитываюсь во все это и не вполне понимаю что он имеет в виду под кризисом среднего возраста. Но вижу что в отношениях что-то не то.

Пытаюсь разными способами вывести его на разговор, но он закрывается — то спать хочет, то устал, то поздно пришел с тренировки он ходит 3 раза в неделю. Одновременно он начинает поговаривать о том что будет теперь уезжать зимой один месяца на два- три — так он видит свою дальнейшую жизнь. Что мне нужно оставаться с ребенком — она ведь все равно в школе.

Что в будущем он хочет заниматься разными вещами — от просветления до изучения геологии. И когда я спрашиваю его где в этом будущем он видит меня, и что делаю я, он говорит — ты рядом, занимаешься тем что любишь. Весь прошлый год мне хотелось чтобы у нас родился еще один ребенок. Нам скоро по 40, а дочь только одна. И он вроде бы хотел, но боялся. А я не хочу больше детей. Я изнывала от непонимания. Но видела что страх перед рождением ребенка и перед самим периодом детства для него почему-то стал очень травматичным.

В то же время у него начались резкие перепады настроения. Он мог, например, из-за ерунды какой-то швырнуть бутылкой в раковину, так что вся вода изливалась на кухню. В нем было много задавленных эмоций, которые он не проговаривал, а когда я заходила в комнату обсудить он говорил сухо: От друзей я узнала что на работе у них проблемы, сменилось головное начальство и все пошло по чужим правилам.

Он чаще стал отлучаться с друзьями пить пиво. Укладываясь со мной в кровать начал упаковываться — ложился в одежде, а все годы совместного сна мы спали без всего. Он довольно резко отстранялся от меня в постели. А потом у меня были фестиваль и отпуск — меня не было в городе 1,5 месяца.

Мы общались с ним по скайпу, писали письма. Но смсы стали скупые от него и неэмоциональные, но словно бы превратился в машину. И вот я приезжаю в августе из отпуска — обычно у нас счастливый месяц это — ребенок еще у бабушек и у нас 30 дней на то чтобы побыть вместе — квартира пустая — выходные наши — забот почти нет.

И тут я вижу что муж стал совсем другой. Он не улыбается мне. Он встречает меня на вокзале совсем чужой, холодный. И это был тяжелый месяц. Один раз только сообщил что относится ко мне как сестре и теперь наши отношения должны стать другими. Что больше не относится ко мне как к женщине. И у нас больше не будет детей. Для меня очень болезненны были все эти его откровения. Он стал очень тревожный и беспокойный, вскакивал ночами, вставать начал в 4 утра и убегать на ранние тренировки в зал.

Все время папу своего вспоминал который однажды ушел из дома к своей секретарше правда потом вернулся в семью. И я, глядя на все на это, на то что он стал делать депиляцию груди и наращивать волосы на голове, не имея возможности к нему подойти и хотя бы получить объяснения, взяла отпуск за свой счет и уехала в Абхазию.

У меня было тогда абсолютно сумасшедшее состояние. Я ничего не понимала. И это нечто было как туман в моей голове. Обо мне — 38 лет, выгляжу на 25, вешу 50 кг, подтянутая, веселая, никогда мужу не изменяла — для меня верность всегда была приоритетом в отношениях.

И не женщиной себя никогда не чувствовала. Муж всегда, все годы был очень нежен со мной. Это было как-то цинично…. Так не похоже на него. Одним словом этот адище продолжался весь сентябрь.

Уже и ребенок в школу пошел. А муж вдруг стал такой вежливый, услужливый. И вдруг в начале октября, накупил он фоторамок, напечатал наших с ним совместных фото и развесил на стенах. Я решил двигаться в одном направлении — снять квартиру и пожить отдельно. Я уйду после дня рождения дочки в ноябре. Мне хочется пожить какой-то другой жизнью. Нет, мы можем жить с тобой так как жили и раньше, но сколько может продолжаться эта рутина? А мне хочется радости, я хочу быть счастлив.

Я был абсолютно счастлив с тобой 15 лет. А сейчас мне нужно накопить восторга. Я его накоплю и вернусь. У нас теперь с тобой ничего общего не осталось. У меня к тебе теплые чувства и чувство долга. У каждого какая-то своя жизнь. Я на Новый Год уеду в Китай и с вами его отмечать не буду. Я приеду в феврале, а там посмотрим. Чтобы мы вообще с тобой не общались я не могу себе такого представить.

Я бы хотел чтобы так было, но уже не будет. Чтобы каждый из нас пошел своим путем? Я в это не очень-то и верю. И я слушаю все это и говорю: Я хотела прожить с тобой всю жизнь. А он мне — Я тоже. И вот мы лежим в кровати. Я прошу его обнять меня, объясняя что мне страшно и физически плохо от всех этих сообщений. И он плачет и говорит что я ему родная и все такое и мы близкие люди….

И дальше начинается бред. Он так задумался и отвечает: Это почему-то самым страшным тогда казалось. И я еще раз его спрашиваю: Будешь ли ты жить один?

Один ли едешь в Китай? Потому что все 15 лет брака он безупречен и все разговоры — о долге, о высоком, о нирване, от необходимости избавляться от привязанностей. Уже все к этому привыкли. И на следующий день я нахожу в его рюкзаке припрятанный подарок для женщины, спрашиваю кому и он закрыв лицо руками уходит в соседнюю комнату.

Он действительно пробыл с нами до дня рождения дочки. Он действительно ушел потом. И у него действительно кто-то есть. И разговоры о том что я тебе стала сестрой это просто упаковка того что ты от одной женщины уходишь к другой.

У каждого есть право выбора. И ты знаешь как мне дорога моя семья и ты. Но если ты как ты говоришь уже предпринял какие-то шаги, то можно ведь не дожидаться дня рождения?

Я всю ночь просидела глядя в стену. Он ушел рано утром и вечером вернулся вдребезги выпившим. В этот день он не был на работе. Я жалею что в тот день не поговорила с ним. Мне было слишком больно. Он приходит только по воскресеньям. Я для себя решила что мне важно общение с ним.

Он мне очень интересен как личность. Мы по прежнему смотрим вместе кино — он я дочь. Вместе ходим на каток. Я готовлю вкусные обеды от которых он лоснится от удовольствия. Мы обнимаемся и целуемся при встрече. Мы ежедневно переписываемся по телефону — о делах, родственниках, а иногда и каких-то просто вдохновляющих вещах. Мы не встречали Новый Год вместе. Я не знаю с кем он был. Да, у него кто-то есть, или кто-то был.

Этот кто-то у него по моим наблюдениям с апреля — мая прошлого года. Это какой-то роман который начинался по командировкам и привел к такому вот сносу крыши моего мужа — в прошлом порядочного семьянина, который успешно приносил домой ко мне все свои желания. Я понимаю одну вещь. Я люблю этого мужчину. Сейчас это просто мужчина, который навещает меня. Проводит со мной время. И я хочу чтобы это время было приятным. Мне не то чтобы все равно есть ли там любовница. Но я сама для себя слишком важнее чтобы тратить время на думы о ней — какая она и чем взяла.

Он приходит — и я чувствую особую с ним связь, энергию, мне приятно с ним рядом быть. Он даже не ожидал что я сделаю ему подарок к Новому Году. Но скажу вам откровенно. Я делаю эти подарки ему для себя. Потому что мне так приятно. Потому что я этого хочу. И знаете — я пишу ему письма. И после этих писем он со мной говорит. И я вижу в его глазах живое. Вижу тепло, вижу какое-то пробуждение.

И это дорогого стоит. У меня тоже бывают откаты. Я частенько выхожу на работе — рыдаю в машине. Оплакиваю то бесподобное прошлое которое у нас с ним было — все хотели погреться об очаг нашей семьи — так тепло и комфортно у нас было. Все друзья по праздникам — к нам. Одолжить денег — мы. Организовать поездку — мы. Приютить кого-то — у нас. Нас было столько с ним!!!! И этот фонтан казался неиссякаемым.

Было легко любить здорового состоятельного радостного мужа. Но не любить невозможно. Не расплылась, не перестала ухаживать, интересная, отличная работа, вагон хобби.

Действительно, любовь соткана из парадоксов. Я не знаю как будет дальше. Но верю в то, что здравый смысл и потребность в трезвении сильнее иллюзий и гормональных бурь. Вот себе и вам этого желаю.

Мне очень нужен совет. Встречаюсь с денатым мужчиной уже 2 года. Самой пришлось недавно развестись с мужем так как он все узнал о моем романе, а спать с ним последнее время я не могла. Было чувство что изменяюлюбимому. Прошло полтора года, как меня бросил муж. Муж с которым мы прожили 15 лет. Мы поженились рано, мужу было 19 лет, мне Сразу у нас родилась дочь.

Мы начинали все в жизни с нуля: Всего добивались и достигали вместе. Со временем жизнь в бытовом плане наладилась: Несколько лет назад задумались и о третьем ребенке. Трудности не пугали, да и жить совместно мы за эти годы научились, привыкнув друг к другу. После рождения третьего ребенка, а это еще одна очаровательная умница девчушка, которой, сейчас кстати всего лишь два года, я ощущала в своей семье себя, как за каменной стеной.

В нашей семье было и плохое и хорошее, но,казалось, мы вместе мы преодолеем все, ведь мы же вместе навсегда… И вот, когда малышке исполнился годик, муж внезапно охладел ко мне, стал задумчивым, часто подолгу молча сидел у окна. Я пыталась поговорить с ним, понять в чем дело, но безрезультатно. И вот однажды в день празднования дня рождения старшей дочери, после того, как ушли гости, я принимала душ и услышала, как хлопнула входная дверь.

Он ушел… Ушел навсегда…Долго еще не хотел ничего объяснять. Оказалось, что через интернет он познакомился с женщиной, она директор отдела культуры известного глянцевого журнала, старше его на 3 года, несколько раз уже была замужем, у нее взрослый 18 летний сын. Она стала везде водить с собой моего мужа: Когда состоялся наш финальный разговор, сказал, что разлюбил меня, что я перестала интересовать его как женщина.

Что я пережила тогда! Я не могла ни спать , ни есть, не могла дышать. Тогда я не работала, т. Похудела почти на 10 кг. Но ради детей я смогла, лежала месяц в клинике неврозов, потихоньку маленькими шажками училась жить дальше.

К детям он практически не приходил, но помогал деньгами, тем самым оправдывая себя, что детей не бросал. Не раз с ним пыталась поговорить его мама, но он сказал, что в семью точно не вернется.

У него вообще очень тяжелый характер, как у мальчика-подростка. Может в любой момент нахамить, особенно близким людям, мне, своей или моей маме. Мог даже руку на меня поднять. И никогда потом не просил прощения, вел себя как ни в чем небывало, даже немного нежнее, чем обычно. Мог нагрубить продавщице в магазине или воспитательнице в детском саду, куда ходил наш ребенок.

А мне потом приходилось извиняться за него, даже детям было иногда за него стыдно. Дети его побаивались, т. Еще он не умел пить. Не то, чтобы он был алкоголиком или запойным человеком, нет. Но на корпоративе или в гостях, если начинал пить, то остановиться уже не мог. Часто флиртовал с женщинами, особенно, когда выпьет. Но всегда потом говорил мне, что это просто флирт, а я его любимая. Наряду с этим он всегда производил впечатление человека честного с твердыми моральными принципами, даже проехать остановку не купив билета-это для него недопустимое дело!

У его родителей непростые отношения. Они живут вместе, но просто ненавидят друг друга. Ведут раздельное хозяйство, не разговаривают, отдельно проводят свободное время. Наша семья в последнее время стала очень похожа на их. У меня даже приходили в голову мысли о том, что я не хочу такой совместной старости.

Сейчас прошло 1,5 года. Все вокруг уверяли меня, что он обязательно все поймет и вернется. Мне казалось, что узнав его получше, эта дама просто прогонит его. Но по-видимому он там не такой: Надежда на то, что он вернется не покидала меня, хоть два месяца назад по его инициативе мы развелись.

Мне стало уже гораздо легче и вот вчера из социальных сетей я узнала, что он женился на ней… Земля ушла из под ног, опять мне стало невыносимо плохо. Как мог самый близкий и родной человек разрушить мою жизнь, перечеркнуть детство своих детей! Теперь у него новая жизнь, и он счастлив. А я осталась одна с тремя детьми и мы не нужны ему.

Его новая жена выкладывает фото, где они вместе, ее друзья искренне радуются за нее. А у него не осталось друзей, все отвернулись от него. За то время пока он живет с ней его уже дважды уволили с работы, хотя до этого он много лет работал на одном месте, где его ценили и уважали. Умом понимаю, что у меня не любовь, а зависимость, что будет лучше, если он не вернется никогда. Не смотря ни на что у нас было много хорошего с ним в жизни, были мечты, планы на будущее, которым видимо никогда теперь не сбыться.

Подскажите, пожалуйста, есть ли вероятность, что он вернется? И может ли в новых отношениях так измениться человек и надолго ли? Давайте честно — чем вам поможет мой ответ? Жду любого ответа, так как уже вроде успокоилась, живу заботами о детях, работой, но на душе такой груз! Дело в том, что у меня, наверно, уже навязчивые мысли о бывшем муже. Все время пытаюсь анализировать происходящее. Знаю его очень хорошо да и сердце мое подсказывает, что не закончены наши отношения.

Честно, жду его возвращения. Ваш ответ помог бы мне посмотреть на мою ситуацию со стороны. Спасибо, Павел, за ответ. Хотя Вы, скорее, даете совет мне, а не отвечаете на мои вопросы.

Я пыталась так подробно описать свою ситуацию, чтобы Вы подсказали мне с психологической точки зрения, её вероятный исход. Но всё же спасибо! Никакой пользы, кроме вреда, не будет.

Муж ушёл, вам плохо, вместо того, чтобы жить своей жизнью, вы надеетесь на чудо. Не знаю что и сказать про свою ситуацию я не одна такая,но все же. Мне 25 лет мужу 31 вместе мы с г.

Я роди ла сына,в квартире где мы живем начали ремонт, переехали к моей маме жить естественно стали ругаться,муж начал поздно приходить домой иногда и не приходить говорить что у друзей ночевал. Вообще я всё это к тому что он мне признался что в декабре мне изменил и феврале,получаеться два раза с одной и тойже девушкой клянеться что предохранялся,она от него беременна во всяком случае так говорит.

Что мне делать сыну 9 месяцев,в голове не укладывается как так то. Хочу простить…Я сказала ему что прощу его только если он откажеться от того ребенка который родиться. Не знаю правильно ли я поступают? Ольга, я уточню свой вопрос. Вы серьёзно думаете, что совершенно посторонний человек может вам что-то посоветовать в этой ситуации на предмет ваших поступков? Детей не бросил, помогает, остаётся хорошим отцом, мы с ним как бы друзья, я пытаюсь не конфликтовать, но эмоции иногда зашкаливают.

Скорее всего, Оксана, ваш муж из тех мужчин, которые с трудом расстаются с любовницами. Так что шансов мало. Единственный шанс как-то его вернуть — полностью отказаться от желания его возвращать да, вот так парадоксально.

Тогда, может быть, что-то получится. А если ситуация такова—оба не свободны.. Может мужчина то и уйдет из семьи.. Мне очень нужен Ваш совет. Мне 35 лет, мужу 40 лет. Есть дочка 13 лет. Внешне я выгляжу моложе своих лет, стройная, у меня много друзей. У мужа появилась любовница. Она в разводе, есть дети. Их отношения длятся примерно мес. Я случайно увидела переписку, а он не стал отрицать. Сразу сказал, что ему трудно выбрать, но продолжает меня любить.

Сначала у меня были слезы, не понимание как он мог и т. Я спросила, что не так, он ответил, что я идеальная жена. Хотя до этого случая у него уже были отношения с другими женщинами об одной я точно знаю, простила его. Сейчас эти отношения затянулись, он каждый день уезжает к ней в будни на часа, выходные может с ночевкой. Когда я пыталась с ним общаться на эти темы сейчас понимаю что зря он очень злился. Месяц назад сказал, что больше меня не любит. По имени редко даже называл.

Дотронуться до него было нельзя по лицу было видно, что ему неприятно. В один из дней при очередном разговоре он сказал, что в течение месяца он уйдет из дома, пока снимать, а в будущем возможно к ней. Подаст на развод хотя про развод уже 2 месяца говорит.

После разговора я ушла из дома. Вернувшись, я сказала, что я все понимаю, отпускаю его и что мне стало легче. Про нее и про эту ситуацию слышать и говорить не хочу. После разговора прошло 3 недели для меня вечность на эту тему мы не говорим. Как будто ни чего не произошло. Начала ходить на фитнес, с подругами проводить время. Отношение ко мне очень изменилось во всем. Когда обнимет, когда поцелует.

Ночью спим в обнимку. Про развод и уход не говорит. Но так, же продолжает уезжать каждый день. Что происходит с человек, что за метания из стороны в сторону. Как мне себя вести в данной ситуации? Я очень сильно его люблю!!! Очень прошу Вас дать мне совет. Анна, лучший совет в этой ситуации такой — запишитесь ко мне на индивидуальные занятия — http: Я поклонница Ваших статей. Очень многое почерпнула из них. Изменить свою жизнь в лучшую сторону, я осознала , что не могу.

История моя довольно банальна. Брак по большой любви, с тридцатилетним стажем. Любовница у мужа уже около пятнадцати лет. В будни на ночь-ко мне, домой, праздники тоже дома.

В выходные под благоприятным в его понимании предлогом с ней она в другом городе. И сплошная ложь и вывертывание ситуации с его стороны. С его слов, у нас крепкий надежный брак, говорит ,что любит меня и хочет жить со мной. Однако со мной не откровенен, ни чем не делится, ничего не хочет обсуждать. Однако с любовницей созванивается каждые два часа. С ней нежен и внимателен. Со мной за частую присутствует бытовое хамство, хотя в его понимании — это справедливая критика.

Многое испробовала, многое пыталась изменить. И ничего не получилось. Игра в одни ворота. Этого нужно хотеть обоим. А если его все устраивает, как он говорит. Мужа очень люблю, но и с ним не возможно жить это самоуничтожение и без него не возможно. Как быть и что ждать от жизни? И где она эта жизнь? Очень жаль, что вы столкнулись с такой ситуацией. Действительно, игра в одни ворота совсем безнадёжное дело, увы.

Оставаясь с мужем, вы подкрепляете то его поведение, которое вас неустраивает…. Спасибо Вам за сочувствие и за совет. Но развод с мужем повлечет за собой кроме душевной боли и опустошенности хотя душевная боль уже и так давно не отпускает еще и одиночество, в ближайшее время мизерную пенсию по старости и что самое главное -улица, так как у нас валютная ипотека, которую оплачивает он.

Как Вы думаете, есть ли хоть какой — то шанс исправить ситуацию? Хочется вам рассказать одну историю: Прожила с мужчиной около 5 лет гражданским браком. Претензий к нему в отношении др. У нас остыли чувства, после того, как я пополнела. Всю беременность и после рождения ребенка,был полный 0 в мою сторону. Вообщем, по моей инициативе мы расстались. Милые дамы, есть мужчины, которые уважают и ценят.

Жизнь одна, не зациклевайтесь на одном. Понимаю, глуповато о таком спрашивать в комментариях, но когда так интенсивно штырит, кажется, что от вопроса-ответа полегчает. Однако один человек лишил меня права выбора, не предупредив о своем статусе мы знакомы больше года, отношения начали с месяц назад, за всё это время не было ни малейшей зацепки, чтобы заподозрить о существовании семьи в другой стране, хотя у нас несколько кругов общих знакомых, там об этом тоже не знали.

В итоге я оказываюсь внутри отношений, которых избегала всю сознательную жизнь, влюблённой по уши. Дискомфорт от того, что выбор был сделан в условиях недостатка информации, огромен. Нежелание быть любовницей — тоже. В то же время впервые за долгое время — сильнейшее желание быть рядом именно с ним. Ситуация буквально разрывает меня изнутри.

С чего хотя бы начать распутывать этот клубок? Лучше всего начать с понимания — желания быть рядом с человеком недостаточно для счастливой жизни. Нужно ещё, хотя бы, чтобы и человек был достоен такого желания. Достоен ли его тот, кто лжёт изначально? Я даже не понимаю, можно ли считать это ложью.

1 2